Общая долевая собственность и общие обязательства товарищей инвестиционного товарищества

В данной статье мы проанализируем правовой режим собственности на имущество товарищей инвестиционного товарищества (далее также «ИТ»), а также некоторые вопросы, связанные с общими обязательствами товарищей ИТ перед третьими лицами.

Общая долевая собственность товарищей инвестиционного товарищества

Статья 7 (пункт 1) Федерального закона № 335-ФЗ от 28.11.2011 «Об инвестиционном товариществе (далее – «Закон») устанавливает, что размер доли каждого из товарищей в праве собственности на общее имущество товарищей ИТ определяется пропорционально стоимости внесенных ими вкладов в общее дело. Из этой нормы очевидно следует, что имущество товарищей ИТ находится в общей долевой собственности.

В соответствии со статьей 244 Гражданского кодекса РФ общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона (и в случае инвестиционного товарищества это Закон «Об инвестиционном товариществе», который, по общему правилу (пункт 2 статьи 7) не допускает в течение срока действия договора инвестиционного товарищества раздела общего имущества товарищей и выдела из него доли какого-либо товарища в натуре).

Имущество находится в общей долевой собственности, если принадлежит двум или нескольким лицам, и доля каждого из этих лиц в праве собственности определена. Как уже упоминалось выше, доля каждого товарища ИТ в праве собственности на общее имущество товарищей определяется пропорционально стоимости внесенных товарищем вкладов в общее дело.

При этом учет размеров долей товарищей ИТ в праве собственности на общее имущество товарищей ведется исключительно управляющим товарищем (на основании пунктов 3, 3.1 и 4 Закона). В публичных реестрах, таких как Единый государственный реестр недвижимого имущества или Единый государственный реестр юридических лиц, доли товарищей в праве собственности (уставном капитале портфельных компаний ИТ) не указываются. Пункт 5 статьи 10 Закона устанавливает, что при государственной регистрации прав на недвижимое имущество для внесения его в состав общего имущества товарищей в записи о зарегистрированном праве соответствующего подраздела Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним указываются индивидуальные признаки договора инвестиционного товарищества, наименование и место нахождения уполномоченного управляющего товарища, а также вносится запись о том, что такой объект недвижимости находится в общей собственности участников договора инвестиционного товарищества, сведения о личностях [и тут также должно было быть указано – «и размерах долей в праве собственности на общее имущество»] которых устанавливаются на основании данных реестра участников договора инвестиционного товарищества. Пункт 6 той же статьи Закона устанавливает, что в список участников общества с ограниченной ответственностью, доля в уставном капитале которого входит в состав общего имущества товарищей, включаются сведения об уполномоченном управляющем товарище и индивидуальные признаки договора инвестиционного товарищества. Имена (наименования) других участников договора инвестиционного товарищества [и их доли в уставном капитале соответствующего общества] при этом не указываются.

В пункте 148 Приказа Министерства экономического развития РФ от 16 декабря 2015 года № 943 «Об установлении порядка ведения Единого государственного реестра недвижимости…» прямо указано, что сведения о размере доли каждого товарища ИТ в праве общей долевой собственности на соответствующее недвижимое имущество не указываются.

Таким образом, имущество товарищей ИТ находится у них в общей долей собственности, но информация о размере долей товарищей в праве собственности не является публичной. Уполномоченные органы (например, ФНС России) в рамках своей компетенции вправе запросить у управляющего товарища соответствующую информацию, и управляющий товарищ будет обязан ее предоставить, но для всех третьих лиц информация о размере долей участников ИТ в праве собственности на общее имущество товарищей останется закрытой. Самим товарищам сведения о текущем размере доли каждого товарища в общем имуществе товарищей должны предоставляться управляющим товарищем регулярно, в сроки и порядке, установленные договором инвестиционного товарищества.

В соответствии с общими положениями Гражданского кодекса РФ (статьи 245 – 246) владение и пользование, а также распоряжение имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляется по соглашению всех участников. В случае с общим имуществом товарищей ИТ таким соглашением выступает сам договор инвестиционного товарищества. Как правило, в договоре инвестиционного товарищества подробно оговаривается, как и кем принимаются решения, связанные с владением и пользованием общим имуществом товарищей (в том числе, связанные с управлением портфельными компаниями ИТ, с владением и пользованием недвижимым имуществом и т.д.), а также с его распоряжением (приобретением, сдачей в аренду, продажей). Согласия всех товарищей в отношении каждой отдельной сделки, связанной, в частности, с распоряжением общим имуществом товарищей, как правило, не требуется, в большинстве случаев сделки по распоряжению общим имуществом товарищей заключает управляющий товарищ – либо по своему усмотрению, либо с одобрения инвестиционного комитета (если таковой в товариществе образован). Но поскольку Закон не устанавливает каких-либо императивных правил или ограничений в отношении порядка пользования, владения и распоряжения общим имуществом товарищей, порядок одобрения и совершения соответствующих сделок, предусмотренный договором, может быть любым.

В течение срока действия договора инвестиционного товарищества раздел общего имущества товарищей и выдел из него доли по требованию товарища не допускаются, если иное не предусмотрено договором инвестиционного товарищества (пункт 2 статьи 7 Закона). На практике мы не встречали договоры инвестиционного товарищества, в которых бы разрешался выдел доли товарища по его требованию. Инвестиционное товарищество создается на ограниченный срок, выдел доли одного из товарищей в течение этого срока будет означать необходимость экстренного выхода из определенных инвестиционных активов или выдел доли из соответствующих инвестиционных активов, что может быть убыточным для товарищества, а в некоторых случаях приводить к тому, что дальнейшая деятельность товарищества становится нецелесообразной. Поэтому для выхода товарища из ИТ и выдела его доли в общем имуществе товарищей должны быть очень веские причины, не просто требование самого товарища.

Так, Закон предусматривает выдел доли товарища по требованию кредитора товарища-должника (статья 16 Закона). При этом делается оговорка, что если выдел доли должника в натуре невозможен либо против выдела доли или перевода прав и обязанностей должника по договору инвестиционного товарищества на кредитора возражают остальные товарищи, кредитор вправе требовать продажи должником своей доли остальным товарищам по цене, соразмерной рыночной стоимости этой доли, с направлением вырученных от продажи средств на погашение долга. Таким образом Закон считает приоритетным сохранение целостности имущества товарищей и сохранение состава товарищей ИТ.

Общие обязательства товарищей инвестиционного товарищества

Имущество товарищей находится у них в общей долевой собственности. Так же и обязательства, принимаемые на себя управляющим товарищем, действующим от имени всех товарищей, представляют собой общие обязательства всех товарищей ИТ. Что это означает?

Статья 308 Гражданского кодекса РФ устанавливает, что в обязательстве в качестве каждой из его сторон — кредитора или должника — могут участвовать одно или одновременно несколько лиц. Когда у управляющего товарища ИТ, действующего от имени всех товарищей ИТ, возникает обязательство, на стороне должника в таком обязательстве, на самом деле, выступает несколько лиц – все товарищи ИТ, и это их общее обязательство.

В отношении общих обязательств товарищей ИТ Закон содержит следующие положения:

(1) К расходам, которые могут производиться управляющим товарищем за счет общего имущества товарищей и перечень которых может содержаться в договоре инвестиционного товарищества, в частности, относят расходы на исполнение общих обязательств товарищей (пункт 7 статьи 7);

(2) Добровольное исполнение общих обязательств участников договора инвестиционного товарищества за счет стоимости общего имущества товарищей осуществляется от имени всех участников договора инвестиционного товарищества любым управляющим товарищем (пункт 5 статьи 14 Закона);

(3) По общим обязательствам, возникшим не из договора (за исключением налоговых обязательств), товарищи отвечают солидарно в соответствии с положениями статей 151064 и 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом ответственность товарищей-вкладчиков возникает в случае установления судом их вины в нарушении указанных общих обязательств (пункт 1 статьи 14 Закона);

(4) По общим налоговым обязательствам товарищи отвечают всем своим имуществом в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах (пункт 2 статьи 14 Закона);

(5) По общим договорным обязательствам, связанным с осуществлением товарищами совместной инвестиционной деятельности, каждый товарищ-вкладчик отвечает пропорционально и в пределах стоимости принадлежащей ему доли в праве собственности на общее имущество товарищей и не отвечает иным своим имуществом (пункт 3 статьи 14 Закона). При этом товарищ-вкладчик, не внесший какой-либо вклад (часть вклада) в общее имущество товарищей, отвечает по общим договорным обязательствам товарищей всем своим имуществом в пределах не внесенной им в установленный договором инвестиционного товарищества срок части вклада в общее дело (пункт 7 статьи 6 Закона);

(6) При недостаточности стоимости общего имущества товарищей для удовлетворения требований кредиторов по общим договорным обязательствам, связанным с осуществлением товарищами совместной инвестиционной деятельности, управляющие товарищи солидарно несут субсидиарную ответственность всем своим имуществом (пункт 3 статьи 14 Закона);

(7) При полной передаче прав и обязанностей по договору инвестиционного товарищества иному лицу к нему переходят все права и обязанности, принадлежавшие участнику договора инвестиционного товарищества, который передал свои права и обязанности. Лицо, которое приобрело соответствующие права и обязанности по договору инвестиционного товарищества, несет ответственность по общим обязательствам товарищей в порядке, установленном статьей 14 Закона (пункт 3 статьи 15 Закона);

(8) В случае, если в результате расторжения договора в отношении одного из участников, договор инвестиционного товарищества не был прекращен в отношении других участников, товарищ, который не является управляющим и участие которого в договоре прекратилось, не несет ответственность по общим обязательствам, возникшим в период его участия в договоре (пункт 3 статьи 17 Закона);

(9) В случае, если договор инвестиционного товарищества расторгнут в отношениях между управляющим товарищем и другими товарищами, но при этом договор не был прекращен, такой управляющий товарищ или его правопреемник в течение трех лет с момента расторжения договора инвестиционного товарищества в отношениях между управляющим товарищем и другими товарищами отвечает перед третьими лицами по общим обязательствам, возникшим в период его участия в договоре инвестиционного товарищества, так, как если бы он остался участником договора инвестиционного товарищества (пункт 1 статьи 18 Закона);

(10) Управляющий товарищ, вступивший в договор инвестиционного товарищества в связи с расторжением договора инвестиционного товарищества в отношениях между прежним управляющим товарищем и другими товарищами или по любым иным основаниям, не несет ответственность перед третьими лицами по общим обязательствам, возникшим до его вступления в договор инвестиционного товарищества (пункт 2 статьи 18 Закона).

Из вышеперечисленного можно сделать следующие выводы:

  • Общие обязательства товарищей принимает на себя и исполняет от имени всех товарищей ИТ уполномоченный управляющий товарищ;
  • Исполнение общих обязательств товарищей ИТ происходит за счет общего имущества товарищей;
  • Пределы ответственности управляющих товарищей и товарищей-вкладчиков по общим договорным обязательствам отличаются – управляющие товарищи несут ответственность в пределах всего своего имущества, товарищи-вкладчики (при условии, что они полностью внесли свои вклады в общее имущество товарищей) – только в пределах стоимости своей доли в общем имуществе товарищей;
  • Если товарищ-вкладчик вышел из состава товарищей ИТ, он не несет ответственности по общим обязательствам товарищей ИТ. Если управляющий товарищ вышел из состава товарищей ИТ, он продолжает нести ответственность по общим обязательствам товарищей, возникшим в период, когда он являлся управляющим товарищем ИТ. Новый управляющий товарищ, заменивший предыдущего, несет ответственность только по тем общим обязательствам товарищей, которые возникли с момента его вступления в ИТ.

Представляется интересным рассмотреть следующее положение статьи 15 Закона: товарищ-вкладчик вправе передать свои права и обязанности по договору инвестиционного товарищества полностью или частично другому товарищу либо третьему лицу, если иное не установлено договором инвестиционного товарищества. При этом согласие контрагентов по договорам, заключенным от имени всех участников договора инвестиционного товарищества, на перевод долга по общим договорным обязательствам не требуется.

Действительно, согласно пункту 2 статьи 391 Гражданского кодекса РФ перевод должником своего долга на другое лицо допускается только с согласия кредитора и при отсутствии такого согласия является ничтожным. Все товарищи ИТ являются должниками в общих обязательствах, возникших из договоров, заключенных управляющим товарищем от имени всех товарищей. Значит, при любом изменении состава товарищей ИТ (в том числе, при вступлении в товарищество нового товарища) меняется состав лиц, выступающих на стороне должника в таких обязательствах, и на такое изменение (передача долга или перераспределение долга среди увеличенного состава участников), в соответствии с пунктом 2 статьи 391 ГК РФ, необходимо получать согласие кредиторов. Статья 15 Закона предусматривает исключение из этого правила для случая, когда товарищ-вкладчик передает свои права и обязанности по договору инвестиционного товарищества полностью или частично другому товарищу либо третьему лицу. Однако это не полный перечень случаев, когда изменяется состав участников ИТ. Но никаких других исключений из правила о получении согласия кредиторов на перевод долга по общим договорным обязательствам товарищей Закон не содержит. Значит ли это, что в иных случаях изменения состава участников ИТ, не предусмотренных статьей 15 Закона (вступление в ИТ нового товарища, перевод прав и обязанностей товарища-вкладчика на его кредитора), согласие контрагентов по договорам, заключенным от имени всех товарищей ИТ, требуется?

Если следовать «букве закона», то иного ответа, чем «да», на этот вопрос не может быть. Однако исходя из духа Закона, который представляет третьим лицам товарищей как единый обезличенный субъект права (не идентифицируя каждого из них как участника портфельных компаний в Едином государственном реестре юридических лиц или как со-собственника недвижимого имущества в Едином государственном реестре недвижимости), такое требование представляется излишним. Кредиторы, когда заключали договор с товарищами инвестиционного товарищества в лице управляющего товарища, не знали субъектный состав ИТ (и управляющий товарищ не обязан его раскрывать при заключении договора), они заключали договор с «товариществом» как с единым субъектом, пусть и не формализованным в виде юридического лица, представляемым управляющим товарищем. Список лиц на стороне должника в таком правоотношении для кредитора не важен, и его изменение, соответственно, так же (за исключением смены управляющего товарища, который непосредственно вступал в правоотношение с кредитором от имени всех товарищей). Соответственно, получение согласия кредиторов по всем договорам, заключенным управляющим товарищем от имени всех товарищей, в случае изменения состава товарищей-вкладчиков ИТ, не нужно ни кредиторам, ни, тем более, товариществу.

По нашему мнению, в Закон необходимо внести уточнение, что при любом изменении состава товарищей-вкладчиков согласие контрагентов по договорам, заключенным от имени всех участников договора инвестиционного товарищества, на перевод долга по общим договорным обязательствам не требуется. Иначе существует риск оспаривания сделок, вследствие которых изменяется состав товарищей-вкладчиков ИТ, со стороны недобросовестных кредиторов товарищества, которые будут основывать свои требования на общих нормах Гражданского кодекса РФ.

Появились вопросы? Свяжитесь с нами для получения бесплатной первой консультации:

Следите за новостями компании в социальных сетях